С индейцами в Скалистых горах, Джеймс Уиллард Шульц

Тесная дружба роднит героев этой книги — белого и индейца. История эта позволяет узнать, как человеческая сноровка и воля помогают выжить в самом отчаянном положении, в суровых условиях дикого края.

Думаю, доисторические люди восхищались ножами из обсидиана, как великолепным орудием. Но мы привыкли пользоваться ножами из острой стали, и эти самодельные ножи жестоко испытывали наше терпение. Но в конце концов с их помощью мы содрали шкуру с медведя. Однако немало времени прошло, пока мы сделали разрез вдоль брюха, от нижней челюсти до хвоста. Подкожный слой жира был толщиной в пять сантиметров, и когда мы наконец содрали шкуру, вид у нас был такой, словно мы валялись в жиру. Взглянув на Большую Медведицу, я убедился, что было после полуночи, но Питамакан и не помышлял об отдыхе: сначала он хотел отделить сухожилия от костей и высушить их у костра.

Зов предков, Джек Лондон

История пса по кличке Бэк, насильно вырванного из привычной благополучной жизни в Калифорнии и увезенного на Дальний Север, где ему приходится познать «закон дубины и клыка», столкнуться с жестокостью своих сородичей и новых хозяев, пройти испытание беззаветной любовью к Человеку и мучительной утратой и в конце концов, прислушавшись к голосу собственной крови, откликнуться на властный призыв первобытной природы…

Собственные страдания делали этих трёх людей равнодушными к страданиям собак. Хэл считал, что закалка — вещь необходимая, но эту свою теорию применял больше к другим. Сперва он пробовал проповедовать её сестре и зятю, но, потерпев неудачу, стал дубинкой вколачивать её собакам. К тому времени, как они дошли до Пяти Пальцев, запасы собачьего провианта кончились, и какая-то беззубая старуха индеанка согласилась дать им несколько фунтов мороженой лошадиной шкуры в обмен на кольт, который вместе с длинным охотничьим ножом украшал пояс Хэла. Шкура эта, содранная полгода назад с павшей от голода лошади какого-то скотовода, была весьма жалким суррогатом пищи. От мороза она стала подобна листовому железу, а когда собака с трудом проглатывала кусок, он и после того, как оттаял, был совсем непитателен и только раздражал желудок.

Ловец орлов, Джеймс Уиллард Шульц

«Ловец орлов» — такое звание мечтал иметь юноша из племени черноногих по имени Маленькая Выдра. Много испытаний предстоит ему пройти, чтобы ловить священных птиц… Опять мы мы повстречаемся с индейцами клана Короткие Шкуры, увидим их на тропе войны. И редкие воины, которые смело идут на врага, отваживаются ловить орлов…

Мы переправились через реку и поднялись по северному склону на равнину. У опушки леса, тянувшегося на западе, мы заметили трех медведей; они выкапывали корни и перевертывали лапами камни, отыскивая мышей и муравьев. Мать согласилась со мной, когда я сказал, что мы охотимся не на медведей, и предложил ехать дальше. Нам попадались олени, антилопы, лоси. Наконец, отъехав далеко от реки, увидели мы стадо бизонов. Огромные животные, пощипывая траву, медленно поднимались на холм. Мы ждали, пока они не скрылись за холмом, и тогда только последовали за ними.