Библиотеки Западного округа представляют онлайн-проект «Электронный читательский дневник».

Здесь вы можете познакомиться с отзывами на прочитанные книги, а также самостоятельно принять участие в проекте:
- оставить свой отзыв о книге,
- поделиться эмоциями,
- сочинить собственную аннотацию,
- почувствовать себя экспертом и порекомендовать лучшее в книжном мире!

Пишите, цитируйте, спорьте, творите…
Ждём вас на страницах ДНЕВНИКА

dnevnik.bibliozao.ru

 


 

Рекомендации авторам от руководителей проекта.

Советую разнообразить наш Дневник. Пишите не только отзывы.

Договоримся сразу: объём текста отзыва должен быть не меньше 200 слов. Конечная граница указана в Положении.

1. Можно выписывать значимые цитаты, чтобы точно передать позицию автора книги, чтобы запомнить, чтобы выбрать главное для себя, чтобы показать особенности языка автора.

2. Можно описать только самые важные эпизоды, по которым сразу будет понятна суть книги.

3. Приводите примеры игр, книг, кулинарных рецептов, праздников, имён, необычных мест, занятий героев книги, научные открытия, факты,

4. Составляйте викторины, кроссворды, загадки по прочитанному.

5. Делитесь новыми знаниями, которые дала книга.

6. Составляйте словарь новых и интересных слов по книге.

7. Рисуйте свои иллюстрации к эпизодам книги.

8. Спорьте с автором.

9. Читайте в этом Дневнике отзывы других авторов и оставляйте свои комментарии.

10. Составляйте свой список книг, которые советуете прочесть. 10 самых книг!

11. Помните, что отзыв — это не пересказ содержания прочитанного. Это личный жанр, выражение ваших собственных чувств, мыслей. Напишите, что понравилось, не понравилось, поразило, удивило, запомнилось и почему. Напишите, что вы чувствовали, когда читали, когда закрыли книгу, о чём подумали.

Не расставайтесь с книгой!

 

Куджо, Стивен Кинг

Увалень-сенбернар, преследуя кролика, забирается в нору. А в ней таится зловещая тварь, жуткое кошмарное нечто… Маленький мальчик видит, как сама по себе отворяется дверца шкафа, из темноты на него глядят пышущие пламенем глаза… Провинциальный городок охвачен ужасом — его жителям грозит смертельная опасность…

Черити смотрела, как они уходят. Она села на лавочку, достала платок и стала вытирать лицо. У него вполне могло хватить ума пожелать ей повеселиться, а потом отвести мальчика в сторону и увезти его обратно. Джо в это время говорил:

— Послушай-ка пару советов, парень. Ты можешь, конечно, их и не слушать, но я не был бы твоим отцом, если бы не сказал тебе этого. Первый совет: этот тип, к которому вы едете, Джим, он просто мешок с дерьмом. Я отпустил тебя в эту поездку потому, что тебе уже десять, а в десять лет пора понимать разницу между дерьмом и чайной розой. Поглядишь на него и поймёшь. Он ничего не делает, только сидит у себя в офисе и двигает бумаги с места на место. От таких людей все беды в этом мире, потому что они всегда говорят одно, а делают другое, — на щеках Джо выступила краска. — Он просто кусок дерьма. Вот увидишь.

Предел желаний, Кей Торп

Массу свежих впечатлений получат читатели данного романа. Его действие происходит в Греции, легенды и мифы которой органично вросли в современную повседневную жизнь. Не только древнегреческие боги были искусны в любви — и сегодня на греческой земле можно испытать её божественный экстаз, как это и случилось с молодой англичанкой Зои Сирстон…

В магазинчиках на Плаке продавался сомнительный антиквариат, любимые туристами сувениры, майки с надписью «Я люблю Грецию», и бродить по ним было настоящим развлечением, так считала Зои. София тоже разделяла это мнение. Она не могла насытиться всем этим. Алексис с большой охотой поощрял желание сестры посетить каждый магазин. Одетый в белые брюки и темно-зеленую рубашку, он привлекал внимание многих женщин. Зои была уверена, что Алексис это чувствовал, хотя и не показывал вида.

Обещание счастья, Глория Даймонд

Грейс полюбила его давно, ещё девочкой, но Ричард Слейд оказался предателем, виновником гибели её брата. И она выбросила его из своего сердца. Прошло несколько лет, и обстоятельства вновь свели их. Какую тайну хранил Рич все эти годы? Действительно ли он виновен в смерти Джо? И можно ли утверждать, что любовь, вспыхнувшая много лет назад, умерла навеки?

— С шестилетнего возраста я знал, что ничто в жизни не дается даром и за все надо платить. Мне следовало понять, что путь, которым я шел вслед за Джо, не желтая кирпичная дорога, ведущая в страну Оз, а очередной тупик. — Глядя на улыбавшееся со снимка лицо друга, он продолжил: — Мне надо было догадаться, что плата, которую Фишеры предложили нам за охрану склада, слишком велика. И потом, зачем им понадобилось нанимать неопытных юнцов? Но искушение было велико, и я не внял голосу разума. Это были легкие деньги. Кроме того, в ту пору голова у меня была забита совсем другими вещами. — Он оторвал взгляд от фотографии. — Пол уже посматривал на Марлин, а мы с Джо только что познакомились с Рейчел и её подружкой. — Он покачал головой. — Боже мой, нам тогда действительно казалось, что у нас ключи от рая. Девушки были такими красивыми, полными жизни и к тому же пришли в восторг, узнав, что мы частные детективы.

Жаркая ночь, Ким Гудолл

Карьера фотокорреспондента, на которую сделала ставку героиня романа, развивается успешно, её фотографии завоевывают признание публики, награды. Но любовь властно вторгается в её жизнь, несмотря на все наложенные ею табу. Чувство, возникшее во время командировки в жаркие края между нею и её коллегой-журналистом, изначально трагично с обеих сторон, но… непреодолимо. Встреча с бывшим женихом, груз прошлого, неверие в возможность нового счастья до предела обостряют ситуацию. Жаркая тропическая ночь соединяет влюбленных, но неизбежное объяснение надвигается, и кажущаяся безвыходность ситуации грозит гибелью их любви…

— Это просто грешно, — шептал он изменившимся голосом, — прятать такие волосы. Они должны свободно падать тебе на плечи, чтобы весь мир мог оценить их красоту. Вот такими мне хотелось бы их видеть… — Она чувствовала ласку его пальцев, погруженных в шелковую копну, и услышала, как он резко втянул воздух. — О Боже мой, Кейт, — хрипло произнес он, — они выглядят еще прекраснее, чем я представлял. Они скользят по твоей коже, как лучи солнца… — Он погрузил лицо в волосы и глубоко вздохнул. — А их запах напоминает о спокойных летних вечерах и альпийских лугах...

Пир на заре, Юрий Куранов

Сборник лирических коротких рассказов и поэтичных миниатюр о жизни русского села, о красоте нашей жизни, о трудных, но прекрасных творческих буднях современной деревни.

Две ласточки промелькнули у меня под окном. Они мчались на небольшом друг от друга расстоянии, одна чуть отставала, и неизвестно откуда взявшийся их полет неизвестно где и закончится. Ласточки перечеркнули двумя черными полосами озеро, дальний берег, ель перед самым окном и ослепительно блеснули спинами на ярком высоком солнце. И теперь, несколько часов спустя, на заре, я склонен думать, что полет их не прекратился. Они где-то летят и никогда не остановятся. Они описывают какой-то гигантский круг или эллипс сквозь эпохи, страны, пространства во времени, необъятном и захватывающем дух, как внезапный удар под сердце. И через многие-многие годы они вновь пролетят под окнами этого каменного дома, сложенного из валунов и кирпичей, с двухэтажной башней, перед которой стоит дремучая ель. В моей комнате есть еще одно окно, но я о нем не говорю. Под ним пробегает узкая тропинка и, смотря кому куда хочется, ведет в гору, на кладбище, или под гору, в поселок. Нависла над самой тропинкой черемуха. Черемуха тоже очень старая, она уже дряхлеет. Весной, когда черемуха цветет, она дышит в окно, как белая тяжкая туча.

Марсельцы, Феликс Гра

Исторический роман «Марсельцы» рассказывает о сложных и противоречивых временах Великой французской революции.

— Ничего хорошего. Нам прочли в клубе письмо патриота Барбару марсельским федератам. В нём говорится, что в Париже контрреволюционеры подняли голову, что король не разрешает собраться в столице батальонам федератов из провинции. Барбару пишет, что парижане, того и гляди, изменят и снова примкнут к партии короля, а тогда погибла наша революция! Он пишет еще, что Национальная гвардия в Париже совершенно разложилась, что ей нельзя доверять ни на грош и что необходимо красным южанам — горцам, санкюлотам, федератам — вооружиться и двинуться на Париж с лозунгом: «Свобода или смерть!»

Тени над озером, Бетани Кэмпбелл

Соседка Келли хотела украсть из банковской ячейки драгоценные камни, которые Келли получила в наследство, прикинулась старой подругой её покойного дядюшки, и приходила к ней в гости, угощала невкусным печеньем и такими же невкусными супами, в которые были подмешаны наркотики, чтобы девушка крепко спала, и, пока она спала, сначала ключ украла, потом открытку от её матери, чтобы потренироваться подделывать подпись матери, а потом украла камни и смотала удочки. Однажды Келли пошла купаться, ей стало плохо от этих наркотиков, и она чуть не утонула в озере, но её спас Зейн. В конце выяснилось, что эта старуха — преступница в федеральном розыске, и именно она ранила отца Зейна, бывшего полицейским, так, что он стал инвалидом. В конце Келли отдала печенье Зейну для его цыплят, и все цыплята сдохли. А камни ей вернули. Зейн был знаменитым писателем-мистиком под псевдонимом Фэрли Коллинз. Джимми, покойный дядюшка Келли, обожал его книги, да и Келли «подсела».

Мораль: не верь безоговорочно всему, что тебе говорят малознакомые люди, ведь неизвестно, говорит ли человек правду. Не суди книгу огульно по жанру, мол, раз ужасы, а я такое, не люблю, значит, дрянь, и такие книги нельзя не то, что писать или продавать, но и покупать и читать стыдно. Не суди авторский стиль писателя, не прочтя ни одной его книги: вдруг он талантлив, а ты просто судишь его по жанру его книг?

— А, Фэрли Коллинз! — раздраженно нахмурившись, подхватил Терри. — Мода на то, что пишет этот человек, доказывает, как неустойчив нрав большинства людей. Это настоящий инфантилизм — писать об ужасах. О самом Фэрли Коллинзе ходит много слухов, но я смогу просветить вас. Этот человек предпочитает уединение, потому что в его жизни доминирует страх. Догадываюсь, что он был болезненным ребенком в семье, где над рохлей отцом доминировала мать. Вероятно, Коллинз — ипохондрик и прячется от публики ввиду своей крайней неуверенности. Скорее всего, он подвержен великому множеству фобий и, вероятно, боится даже выйти из дома...
Действующие персонажи: Келли Кординер, Джимми (её дядя (на момент действия романа покойный)), Сисси Кординер (мать Келли), Зейн Грей (сосед Джимми, фермер и автор мистических романов под псевдонимом Фэрли Коллинз), Фиб Кэррингтон (нотариус), Мэвис Прюэр (она же Марвелл Прескотт, пожилая дама, преступница в федеральном розыске), Терри Хардести (сосед Келли, психолог).

Больше чем любовница, Лин Бэнкс

Два несчастных случая в юности заставили Сару увериться в том, что она приносит любимым мужчинам несчастье. И был повод так думать: в восемнадцать лет у неё была связь с сенатором, который имел больную жену — больную настолько, что секс был исключён, а он не мог жить монахом. О связи стало известно общественности, сенатор потерял свою должность и покончил с собой. Потом Сара вышла замуж по взаимной любви, но муж, узнав об истории с сенатором, не смог её простить. Через пару месяцев он погиб, и Сара стала избегать мужчин, веря в то, что приносит им несчастья. И только Дэниел и её любовь к нему помогают ей понять, что никакая она не вестница несчастья, а те два случая были простым совпадением.

Действующие персонажи: Дэниел Пендлтон, Сара Кингстон, Карли Бредфорд (подруга и начальница Сары и сестра Дэниела), Трой, Эрин, Гарт, Брик, Люк и Расс.

Трепет крыльев, Катажина Грохоля

Эта замечательная книга написана от лица женщины, которой не повезло оказаться женой садиста. Муж бил её по любому поводу, и она стала пытаться угадывать его настроение и то, какая её фраза понравится мужу, а какая, наоборот, разозлит его ещё больше. Бедняжка боялась сделать что-то не так, старалась предусмотреть все мелочи, к которым муж, вероятнее всего, придерётся. Но предусмотреть всего нереально, и есть поговорка: «Надо будет придраться — придерёшься и к столбу». Нет повода — муж его придумает. Он чуть не сломал жене руку за то, что она купила молоко не той жирности — другого в магазине не оказалось. Это всё равно, что хозяин велит рабу купить конкретный порошок для чистки раковины в конкретном магазине и не в каком другом именно сегодня — а потом бьёт за то, что тот купил другой порошок — нужного не оказалось, а завоз будет только через неделю. Муж сломал героине руку за то, что та переключила канал, решив, что он уже не будет смотреть, а он просто вышел на время. И только когда муж избил её за то, что та сняла кольца по случаю отёкших из-за беременности пальцев, и это привело к выкидышу, она наконец решилась уйти от садиста.

Как-то в воскресенье у меня болела рука, которую он выкрутил утром с такой силой, что я подумала: сломана. Он сделал это не нарочно, просто я налила в кофе трехпроцентное молоко, а он пьет только полупроцентное. Он вылил кофе в раковину — ничего не сказал, просто вылил. Я заволновалась, когда увидела, как он отводит кружку ото рта, немного удивленно, как медленно приподнимается со стула, встает, отодвигает стул, идет к раковине с кружкой в руке, потом метким движением выливает кофе, перевернув кружку. Маленькая темная струя, падающая в отверстие мойки, и его рука на чайнике. Он ждет, пока закипит вода, заваривает новый кофе, затем достает из холодильника пакет молока — трехпроцентного, ставит передо мной, наклоняется ко мне, помертвевшей за столом, застывшей.

— Какое это молоко? — спрашивает он спокойно.

— Трех… трехпроцентное, — говорю, запинаясь, я.

— А какое я пью?

— Полупроцентное.

— Ах, значит, ты не забыла?! — Я и сейчас сжимаюсь, вспоминая кажущееся спокойствие его голоса.

— Нет-нет. Только…

Все было напрасно, совершенно напрасно, потому что он схватил меня за локоть и выкрутил руку за спину. Я опустила голову, и волосы упали в чай, стоящий передо мной. (Кофе я успела возненавидеть).

И тогда он дернул меня за волосы, так что мне пришлось поднять голову, и с волос на мой пепельного цвета свитер упало несколько капель чая, он был горячий, я почувствовала это, но моя рука за спиной была словно в тисках. Я ждала хруста, такого, как в фильмах, когда кому-то сворачивают шею.

— Какое это молоко? — спрашивает он.

— Ноль пять процентов, — бормочу я, мне так нестерпимо больно, что хочется кричать, но крик еще хуже, и я не кричу.

— Какое?! — снова спрашивает он, не ослабляя хватки.

Как я могла ошибиться, думаю я, ведь он повторяет тот же вопрос, заданный минутой раньше, но теперь это новый, другой вопрос.

— Трехпроцентное, прости…

— Так трудно запомнить, какое я пью?

Кожа у меня на голове болела, я боялась, что появятся залысины, а это будет невозможно скрыть от подруг, от начальника, от завтрашнего дня.

— Какое это молоко?

— Трехпроцентное, прости!

— А какое я пью?

— Обезжиренное.

— А какое я пью?!

— Трехпроцентное!

И снова сильный рывок. Боже, я никак не могу сосредоточиться, Боже милостивый, помоги мне.

— Ты невнимательна! Какое это молоко?

— Трехпроцентное!

— А какое я…

— Ноль пять!

— Я не закончил вопрос! Ты меня перебиваешь! Ты постоянно меня перебиваешь! А какое я люблю?

— Ноль пять процентов…

— Это так трудно запомнить? Сколько раз ты должна это повторить, чтобы запомнить?! Почему ты делаешь мне назло?!!!

Не отвечать. Все, что ты скажешь, будет использовано против тебя. Не отвечать, молчать, теперь молчать. Это трехпроцентное молоко, он пьет полупроцентное, ноль пять процентов он пьет, в кофе он добавляет ноль пять процентов, зачем я вообще купила трехпроцентное? Потому что другого не было, вот почему. Чтобы дома было хоть какое-то, чтобы он не возмущался. Однажды уже был скандал из-за молока. Я могла пойти в другой магазин, но я спешила.

Не оправдываться, не защищаться, не бесить его еще больше, тогда он меня отпустит. Эту боль можно вытерпеть, не плакать, потому что это разозлит его, чтобы даже слез не было в глазах… Да, ничего такого. Не обвинять, потому что он убьет, убьет меня когда-нибудь случайно. Выхода нет.
Действующие персонажи: Ханя, муж Хани, Марек, родители Хани, родители её мужа, Кристина, Мирек, Ви́тек, Юрек, Марыся, Иоана, Эвелина, Зюзя, Анита, Камила, шеф Хани, мать Марыси, Кшись, Юрек, Лиля, Дарья, Магда, Элька, Бася, парень Баси, родители Баси, Марта, врач, Збышек, Ендрусь, Петрек, Анджей, хозяева собаки и Бася.

Семейные тайны, Энн Мэтер

Книга о противоестественной любви единокровных брата и сестры. В конце выясняется, что Бен — не родной сын Гвидо Скорцезе, а приёмный, а значит, он не брат Кассандры. Но и узнав правду, они не могут быть вместе из-за того, что мать взяла с Бена слово сохранить эту тайну. Но, как оказалось, Гвидо был в курсе того, что Бен ему не сын. Муж Кассандры Роджер, как выяснилось, на момент свадьбы с Кэсс уже состоял в браке с Валери Джордан и пошёл на двоежёнство ради денег Гвидо Скорцезе. За свой поступок мерзавец получил по заслугам.